БЫТОВАЯ ОБУСТРОЕННОСТЬ ЖИЗНИ, КОММУНАЛЬНЫЕ УСЛУГИ.

Низкий, в сравнении с европейским, уровень бытовой обустроенности жителей России общеизвестен. Рассмотрим распределение этих показателей внутри России. В слаборазвитых автономиях и ряде областей Севера и Сибири в городском жилом фонде максимальна доля помещений, в которых одновременно отсутствует несколько основных коммунальных удобств (центральное отопление, газ, канализация, водопровод) [1].

Здесь процент необустроенного жилья выше 15. Помимо автономий и фактически островных Сахалинской области и Камчатки, в эту градацию вошли Амурская и Читинская области с высоким числом военнослужащих. Бедственное положение многих российских военных городков, особенно расположенных в сибирской глубинке, вдали от штабов, общеизвестно. Наиболее благоприятная ситуация, помимо Москвы и ее области, характерна для юга Черноземья и Северного Кавказа.

Практически во всей Сибири и на европейском севере более 35% сельских домов не имеют коммунальных удобств [2]. Интересно, что такой же показатель имеет Саратовская область, которая в последние годы приняла много переселенцев из республик бывшего СССР. И здесь наилучшая ситуация наблюдается на юге Черноземья и Северном Кавказе.

Таким образом, как это, на первый взгляд, ни странно, но максимальный комфорт жилья наблюдается в регионах с оптимальным для России климатом и наоборот, минимальный комфорт жилья характерен для Сибири. С другой стороны, максимальная обустроенность жилья тесно коррелирует с повышенным уровнем устойчивости социума. По-видимому, именно в таких условиях люди наиболее серьезно относятся к жилью - здесь они поселяются навсегда, тогда, как в районах освоения вполне довольствуются “времянками” - сюда они приехали на время, чтобы заработать деньги или статус и вкладывать силы и средства в комфортабельность жилья не намерены. Сказывается, безусловно, и то, что в Черноземье и на Северном Кавказе всегда старались осесть состоятельные пенсионеры (офицеры, люди, проработавшие на Севере и т.п.), которые располагали средствами для обеспечения себе максимального комфорта - ведь они тоже селились навсегда, до смерти.

Чисто медицинские последствия низкой обустроенности жилья коммунальными услугами практически не проявляются в особенностях смертности населения и ее структуре. Ни смертность от болезней органов пищеварения, ни инфекционная смертность не обнаруживают заметной корреляции с уровнем коммунального обеспечения жилья. Похоже, что уровень обустройства и образ жизни населения на большей части страны находится уже выше того порога, при котором возможны вспышки заболеваний со статистически значимым количеством летальных исходов. Не последнюю роль играют и успехи лечебной медицины, решившей в середине века проблему предотвращения массовой инфекционной смертности. В то же время, уровень инфекционной заболеваемости, особенно инфекциями, распространяющимися с загрязненной водой, должен более значительно коррелировать с коммунальной необустроенностью жилья.

Большое количество квартир с бытовыми удобствами на селе имеется в Черноземье и на Северном Кавказе, что, видимо, определяется богатством совхозов этих плодородных регионов в социалистический период. Но, с другой стороны, их много также и на Севере, как в российском Нечерноземье, так и в Сибири. Эта тенденция, видимо, связана с проблемой “неперспективных деревень” - массу деревень ликвидировали, а их жителей переселяли на главные базы совхозов, где для них и строили жилье городского типа, дабы задержать на селе. В Сибири и на Севере это, помимо всего прочего, сильно упрощало решение проблем снабжения сел, сокращало транспортные пути и расходы. Причем, здесь переселение именно в квартиры городского типа было наиболее оправдано - роль приусадебного хозяйства здесь гораздо ниже, чем в Европейской России.

Продуктом начального периода промышленного освоения в России является такой специфический вид жилья, как многоквартирные дома без коммунальных удобств - бараки [3].

Особенно много бараков строилось в период индустриализации, когда они покрыли практически весь СССР. Главное - завод, остальное, в том числе и жилье, потом - это было лозунгом эпохи. Очень часто до “остального” руки не доходили десятилетиями. На заводских окраинах Москвы (Фили, Шелепиха и т.п.), например, роль бараков была велика вплоть до конца 50-х гг., когда их сменили пятиэтажки - “хрущевки” (“хрущобами” их стали называть уже позже, когда начали строить более комфортабельное жилье). Но во многих регионах первоначального освоения, особенно горнодобывающих, бараки до сих пор играют большую роль в качестве жилья.

Особенностью массы русских городов является “посад” - районы застройки деревенскими домами c огородами по окраинам. Сохранение посада связано как с традициями народа, его желанием сохранить огород и автономное жилье, так и с острым дефицитом жилья в городах. Всюду в земледельческих областях на долю индивидуальных домов без коммунальных удобств приходится более 10% городского жилого фонда, а значения менее 5% наблюдаются лишь в ряде северных автономий и Мурманской области. В сущности, исключая Москву и Север, российский город без посада - это поселок вокруг только что построенного в стороне от деревень завода и не более того.


[1] - Данные, использованные для карты: Площадь жилых помещений оборудованных водопроводом, канализацией, центральным отоплением, газом в городах в 1995 (%), Госкомстат РФ.
[2] - Данные, использованные для карты: Площадь жилых помещений оборудованных водопроводом, канализацией, центральным отоплением, газом в сельской местности в 1995 (%), Госкомстат РФ.
[3] - Данные, использованные для карты: Площадь жилых помещений оборудованных водопроводом, канализацией, центральным отоплением, газом в городах и сельской местности в 1995 (%). Обобществленный жилой фонд в городах и сельской местности в 1990 году (%), Госкомстат РФ.

Оглавление Дальше

Мартынов А.С. Артюхов В.В. Виноградов В.Г. 1998 (C)

авиакасса
pool-spa.ru
Гидромассажные бассейны СПА
pool-spa.ru