ЭКСТЕНСИВНЫЕ ФАКТОРЫ СОЦИАЛЬНОЙ УСТОЙЧИВОСТИ

Экстенсивным показателем устойчивости системы обычно является показатель, характеризующий запас имеющейся в ней свободной энергии. Для социальной системы наилучшем показателем в этом отношении является продолжительность жизни. Сохранение и расширенное воспроизводство материальных и духовных ценностей в обществе осуществляется отдельными его членами. Соответственно, чем дольше существует каждый элемент общественной системы, тем большую полезную работу он в принципе может выполнить. Причем его ценность как хранителя и передатчика традиций и знаний с возрастом не снижается и даже растет. Отсюда сравнение “энергетического” потенциала социума разных регионов вполне адекватно можно оценить показателем средней продолжительности жизни индивидов.

Анализу продолжительности жизни в настоящем Атласе посвящен целый раздел, здесь же укажем лишь на некоторые черты, важные для характеристики устойчивости социума [1].

Практически все регионы традиционного расселения с высокой плотностью населения имеют устойчиво более высокий уровень ожидаемой продолжительности жизни. К ним относятся фактически все области и республики в зоне продуктивного земледелия - степные, лесостепные и южно-таежные участки Русской равнины, предгорья и горы Северного Кавказа, южный Урал и земледельческая зона Западной Сибири. Существенное совпадение показателей высокой продолжительности жизни с зоной наиболее продуктивного в России полеводства в нескольких республиках Кавказа, областях Центрально-Черноземного района и лесостепной части Поволжья не является случайным. По- видимому, в северной Евразии зоны оптимума для человека и основных сельскохозяйственных культур совпадают. Вызвано ли это совпадение природными (совпадением экологических ниш) или историческими (отбором сортов или наоборот, людей к данным условиям жизни и хозяйствования) факторами, сказать трудно, однако, сам факт совпадения налицо.

К северу от природной границы, разделяющей типичную тайгу от южной тайги и лесополья, а особенно в Сибири в ее горных частях, показатель ожидаемой продолжительности жизни резко сокращается. Существенные различия наблюдаются и между продолжительностью жизни в Европейской и Азиатской частях страны, что сильно коррелирует с комфортностью внешней среды. Можно говорить и о других взаимосвязях биологической жизнеспособности и здоровья человека и особенностей природы . Например в регионах с мозаичным ландшафтом (лесостепь, лесополья, горно-лесные ландшафты) длительность жизни обычно чуть выше, чем в монотонных степных, таежных, тундровых или горностепных регионах с близкой комфортностью климата. Жизнь и хозяйствование в регионах с дефицитом разнообразия условий сопряжены с повышенным риском. При погодных или экономических аномалиях отсутствие альтернативных вариантов деятельности может оказаться решающим фактором, способным подорвать здоровье или жизнь людей. Далеко не всегда социально-бытовое обустройство населенных пунктов способно сгладить различия во внешних природных условиях для человека.

Не менее важной является и отчетливая корреляция показателя ожидаемой продолжительности жизни с фундаментальной структурой социума . Увеличение средней продолжительности жизни в социальной системе происходит параллельно с нарастанием в ней свойств консервативной периферии (доминирование в структуре небольшого числа многочисленных групп населения) и уменьшением выраженности кризисных свойств (отсутствие доминирующих групп и избыточное разнообразие малочисленных группировок). Наличие этой взаимосвязи позволяет дать более содержательную характеристику особенностей социума с периферическими типами структуры.

Социальные системы, структура которых обладает свойствами кризисной периферии (в условиях России это Север, Восток и Москва), характеризуются высокой подвижностью, значительной долей активного населения и большим числом незанятых или вновь возникающих социальных ниш. Образно говоря, социальная структура в таких регионах является рыхлой, неустойчивой и нетребовательной к социальному статусу лиц, занимающих ключевые позиции в обществе. Очевидно, что подобная “непритертость” в производственных коллективах, в быту, во властных структурах при большом числе социально активных индивидов и агрессивных к природе “освоителей” , оборачивается более высокой внутренней конфликтностью, стрессами, производственным и бытовым травматизмом и, в конце концов, сокращением средней продолжительности жизни. Напротив, в регионах с консервативной структурой общества (в России это Кавказ, Черноземье) социальный статус членов является предельно жестко заданным. Более того, социальные ниши весьма агрессивно защищаются. Активные индивиды со стороны практически не могут в таких обществах занять достойного их способностям места. Даже уроженцы консервативных социумов с высокой пассионарностью в начале своей жизненной карьеры обычно покидают родные места места и возвращаются в них уже зрелыми лидерами. Типичных примеров в современной жизни Кавказа предостаточно - от Дудаева и Масхадова, до Дзасохова. Жизнь в обществах с такой структурой течет размеренно, по веками устоявшимся традициям, сила которых нередко превышает силу государственных законов, голосование по типу “как старейшины скажут” здесь определяет политические итоги. Именно для них свойственна неформальная стратификация в кланы или тейпы, жесткое определение старшинства. Подобная структурная организация обеспечивает максимальную оптимизацию как внутриобщественных взаимоотношений, так и взаимодействий общества с окружающей природной средой, что проявляется в высокой продолжительности жизни населения несмотря на низкие показатели социально-бытового обустройства или комфортности жизненной среды.


[1] - Данные использованные для карты: Продолжительность предстоящей жизни при рождении (в возрасте 1 год, в возрасте 15 лет) в 1992 году, из кн. “Атлас. Окружающая среда и здоровье населения России” - М, ПАИМС, 1995.

Оглавление Дальше

Мартынов А.С. Артюхов В.В. Виноградов В.Г. 1998 (C)

Занятия теннисом
Расписание занятий. Стоимость занятий. Товары для настольного тенниса
jprotennis.ru