Смертность от отдельных видов злокачественных новообразований

Во всем мире новообразования являются второй по значимости причиной смерти, но в России в последние годы поменялась даже эта многолетняя константа: на 2 месте для мужчин (а в некоторых регионах и для женщин) оказались травмы и отравления, а ранг новообразований снизился до 3 места. Это и понятно: даже в самый кризисный 1993 г. смертность российских мужчин 0-64 лет от онкологических заболеваний выросла крайне незначительно (на 4,4 на 100000), после чего выявилась крайне медленная, но устойчивая тенденция к снижению этого показателя (впервые за последние 13 лет), и к 1996 г. ее уровень составил 160,3 на 100000, т.е. приблизился к минимальным уровням 1980-1981 гг. (соответственно 159,5 и 159,7 на 100000). Однако, несмотря на в общем-то благополучную динамику, уровень смертности российских мужчин от онкологических заболеваний остается, по всем критериям, крайне высоким: он является максимальным на постсоветском пространстве, незначительно превышает таковой в странах ЦВЕ и в 1,6 раза – показатель ЕС.

В России в 1996 г. наблюдался более чем двукратный разброс этого показателя (от 85,0 в Дагестане до 179,1 в Псковской области на 100000). В число благополучных по этому показателю территорий вошли северокавказские (республики Дагестан, Ингушетия, Северная Осетия, Карачаево-Черкессия, Адыгея, Кабардино-Балкария) и поволжские (республики Чувашия, Калмыкия, Башкортостан, Марий-Эл) регионы. Отметим, что уровень смертности мужчин 0-64 лет на этих территориях (85,0-120,8 на 100000) соответствует среднеевропейскому уровню (100,8 на 100000) и существенно ниже такового в странах Центральной и Восточной Европы. Присутствие в этом списке Чукотского автономного округа объясняется, как и для сердечно-сосудистых заболеваний, низкой средней продолжительностью жизни мужского населения Чукотского округа: жители этого региона просто не доживают до возраста, в котором умирают от рака. К худшим по этому показателю регионам относятся давно обжитые области европейской части России: Псковская, Рязанская, Владимирская, Тамбовская, Брянская, Новгородская, Орловская, Калужская, Курская. Необходимо отметить эту особенность регионального распределения мужской онкологической смертности - этим она отличается не только от общей, кардиологической и травматической смертности, но и от смертности женщин вследствие новообразований. В этих регионах смертность колеблется от 162 до 179,1 на 1000000, и под воздействием именно этого показателя формируется общероссийский уровень смертности мужчин 0-64 лет от новообразований.

Для российской женской популяции 0-64 лет характерны, в основном, те же закономерности. Смертность женщин этих возрастов от новообразований в России составила в 1996 г. 79,6 на 100000, т.е. была немного ниже, чем в странах ЦВЕ (81,7 на 100000), и незначительно выше, чем в странах ЕС (67,8 на 100000). В число наиболее благополучных по этому показателю регионов входили северо-кавказские (республики Ингушетия, Дагестан, Карачаево- Черкессия, Кабардино-Балкария, Калмыкия) и поволжские (республики Чувашия, Удмуртия, Мордовия, Татарстан, Башкортостан). К этим территориям можно отнести и Вологодскую область. Интересно, что смертность на этих территориях составляет 36,3-59,7 на 100000), что заметно ниже не только центральноевропейского (81,7 на 100000), но и показателя для развитых европейских стран (67,8 на 100000). Что же касается худших регионов, то в их число входят исключительно зауральские территории: республики Тува, Бурятия, Саха (Якутия), Алтай, Хакасия, Магаданская, Томская, Сахалинская, Читинская, Кемеровская и Еврейская автономная области. Сюда же можно отнести Приморский и Алтайский края, а также Амурскую, Иркутскую и Омскую области. В этом списке сибирских территорий есть 2 исключения - города Москва (9 место в этой группе, между Читинской и Еврейской автономной областями) и Санкт-Петербург (14 место, между Амурской и Омской областями). Отметим, что Московская и Ленинградская области, хотя и относятся к худшей трети российских территорий, но имеют несравненно более высокий ранг. Но Москва и Московская область, Санкт-Петербург и Ленинградская область во многом являются гигантскими урбанизированными конгломератами, значительная часть областных жителей тесно связана с областным центром (работой, например). Поэтому мы склонны объяснять эти различия особенностями отечественной системы регистрации: смерть фиксируется на той территории, где она произошла, а ведь Москва и Санкт-Петербург являются крупнейшими исследовательскими медицинскими центрами, где обязательно должны скапливаться сложные и запущенные больные (в первую очередь онкологические), поэтому смертность от этих заболеваний не может не быть повышенной. Дальнейший анализ покажет, за счет каких причин Москва и Санкт-Петербург оказались в списке неблагополучных территорий. Анализируя картину смертности женщин 0-64 лет от злокачественных новообразований отметим, что наиболее высокий показатель смертности был зафиксирован в 1996 г. в республике Тува и составил 101,7 на 100000, со значительным отрывом от следующего региона - Магаданской области (87,5 на 100000). В остальном же изменение показателей от региона к региону носило достаточно плавный характер. За исключением республики Тува, показатели смертности женщин 0-64 лет от злокачественных новообразований на неблагополучных территориях колебались от 80 до 87,5 на 100000), что соответствовало центрально-европейскому уровню (81.8 на 100000).

Злокачественные новообразования трахеи, бронхов и легких.

Злокачественные новообразования трахеи, бронхов и легких, наряду с раком желудка, во многом обусловливают общий уровень онкологической смертности. Отметим, что общероссийский уровень смертности мужчин 0-64 лет от рака трахеи, бронхов и легких (52,8 на 100000) близок к таковому в странах ЦВЕ (51,3 на 100000), хотя и превышает соответствующий показатель для стран ЕС (30,1 на 100000). Однако на территории СНГ российская смертность мужчин 0- 64 лет от рака трахеи, бронхов и легких является самой высокой. В список благополучных территорий России вошли традиционные регионы Северного Кавказа (республики Дагестан, Северная Осетия, Ингушетия, Карачаево-Черкессия, Калмыкия и Краснодарский край), а также Поволжья (республики Чувашия, Башкортостан и Татарстан). Интересно, что в число лучших регионов вошли города Москва и Санкт-Петербург. Наличие в этом списке таких “райских уголков”, как республика Тува и Чукотский автономный округ, объяснено выше. Отметим, что смертность в этой группе колеблется от 27,4 до 40,6 на 100000, т.е. находится на общеевропейском уровне и заметно ниже, чем в странах Центральной Европы. В число худших по уровню смертности мужчин 0-64 лет от злокачественных новообразований трахеи, бронхов и легких относятся восточные Новосибирская, Омская, Курганская области, и также Алтайский край м обжитые Тамбовская, Ивановская, Астраханская, Рязанская, Саратовская области и северные Карелия и Псковская область. Хочется объяснить, почему авторы пытаются учесть “степень обжитости” той или иной территории. По мнению некоторых исследователей, биологическая выживаемость коренного населения выше, чем населения пришлого, за счет более высокой адаптированности первого. Однако, говоря о раке трахеи, бронхов и легких, нельзя забывать, что эта причина смерти, в отличие от большинства онкологических заболеваний, во многом является экзогенной, и распространенность ее во многом обусловлена распространением курения. Нельзя забывать, что ВОЗ уделяет повышенное внимание именно этой причине смерти. Именно поэтому перечисленные выше территории должны привлечь особое внимание врачей, руководителей здравоохранения и исследователей. Но необходимо указать, что смертность даже на этих территориях не выглядит катастрофически высокой: она колеблется от 55,4 до 64,5 на 100000, что незначительно превышает таковую в странах Центральной и Восточной Европы (51,3 на 100000), хотя и значительно выше, чем в странах ЕС (30,1 на 100000).

Злокачественные новообразования бронхов, трахеи и легких, в женской популяции в значительно меньшей степени, чем для мужчин, обусловливают общий уровень онкологической смертности, что принято связывать с меньшей распространенностью курения среди женщин. Отметим, что, с одной стороны, российская смертность от этого заболевания является одной из самых высоких на территории СНГ, с другой - в полтора раза ниже, чем в странах ЕС, и почти вдвое - чем в Центральной и Восточной Европе, причем российская смертность, в отличие от европейской и особенно центральноевропейской, имеет тенденцию к снижению. Интересно, что перечень лучших по этому показателю территорий достаточно нетипичен, и только некоторые территории Поволжья (республики Мордовия и Марий-Эл) и Северного Кавказа (Ингушетия и Кабардино-Балкария) является традиционно благополучными регионами. В их число входили также Костромская, Архангельская, Ивановская и Магаданская области. Отметим, что последняя территория стоит на 2 месте в числе худших территорий по общему уровню онкологической смертности. На территориях с низкими значениями смертности женщин 0-64 лет от злокачественных новообразований бронхов, трахеи и легкого уровень показателя колеблется от 1,9 до 2,6 на 100000, что в 2-3 раза ниже и уровня для стран ЕС (6,9 на 100000) и центрально-европейского (8,7 на 100000) показателей. Москва (3,7 на 100000) и Санкт-Петербург (4,0 на 100000) находятся соответственно на 35 и 40 местах, не демонстрируя, таким образом, каких-либо признаков особого неблагополучия. Наиболее высокие в России показатели смертности женщин 0-64 лет от злокачественных новообразований бронхов, трахеи и легких отмечены на восточных и северо-восточных территориях (республики Тува, Саха (Якутия, Алтай, Бурятия, Читинская, Томская, Сахалинская и Еврейская автономная области, Приморский и Алтайский края, а также Чукотский автономный округ). На этих территориях смертность менялась от 6 до 11,7 на 100000, т.е. несколько превышала уровень центрально-европейских стран и показатель для стран ЕС.

Таким образом, по поводу злокачественных новообразований бронхов, трахеи и легкого необходимо отметить, что из всех европейских государств Россия наиболее полно реализовала свои резервы снижения преждевременной смертности женщин 0-64 лет, поэтому в настоящее время критерием снижения внутрироссийской (и европейской) смертности могут быть только наиболее благополучные территории России.

Злокачественные новообразования шейки матки и молочной железы.

Весьма значимыми причинами онкологической смертности женщин являются злокачественные новообразования шейки матки и молочной железы. Последнее заболевание хорошо диагностируется на ранних стадиях, поэтому женщинам старше 40-45 лет рекомендуется регулярно проходить маммографию. Таким образом, смертность от рака молочной железы является в определенной степени индикатором работы системы здравоохранения в том или ином регионе. В 1996 г. смертность женщин 0-64 лет в России (17,0 на 100000) была примерно на европейском уровне (соответственно 19,3 и 16,0 на 100000). Что касается постсоветских государств, только в Азербайджане (8,8 на 100000) и Киргизстане (9,0 на 100000) она была заметно ниже, чем в России. Перечень благополучных и неблагополучных по уровню смертности женщин 0-64 лет от рака молочной железы регионов не совсем обычен: так, минимальные показатели были зафиксированы в 1996 г. в Чукотской автономном округе, республиках Калмыкия, Чувашия, Удмуртия, Татарстан, Дагестан, Тува, Кировской и Вологодской областях (от 6,5 до 11,0 на 100000). Если Поволжские и Северо-Кавказские регионы входят в число традиционно благополучных регионов, то низкие показатели в Чукотском автономном округе можно объяснить только точностью местной диагностики. Высокие показатели были зафиксированы, наряду с Магаданской, Еврейской автономной, Томской, Камчатской, Амурской областями и Приморским краем, в Тульской области, Северо-Кавказских - Карачаево-Черкессии, Северной Осетии, Ростовской области, а также в гг. Москва и Санкт-Петербург и Ленинградской области от 17,0 до 27,2 на 100000).

Что касается злокачественных образований шейки матки, то смертность российских женщин 0-64 лет от этой причины имела в 1996 г. нулевое значение в Чукотском автономном округе, минимальные значения этого показателя были зафиксированы также в Вологодской, Владимирской, Нижегородской, Новгородской, Оренбургской, Саратовской и Кировской областях, а также в республиках Ингушетия, Карачаево-Черкессия и Татарстан (от 1,6 до 2,5 на 100000), т.е. в этих регионах смертность была близка к европейской (2,06 на 100000). Максимальные показатели в 1996 г. были зафиксированы в республиках Тува, Хакасия, Бурятия, Калмыкия, Северная Осетия и Марий-Эл, а также в Сахалинской, Еврейской автономной, Томской, Курганской и Ростовской областях (от 5,9 до 15,1 на 100000). Необходимо отметить, что между уровнями смертности на последней (республика Тува (15,1 на 100000)) и предпоследней (республика Хакасия (10,1 на 100000)) существует большой разрыв.

В целом же смертность российских женщин 0-64 лет от рака шейки матки (4,5 на 100000) была более чем вдвое выше, чем смертность женщин в странах ЕС (2,1 на 100000), но в 1,7 раза ниже, чем в странах ЦВЕ (7,6 на 100000). По имеющимся у нас данным, на постсоветском пространстве только в Азербайджане (1,6 на 100000) и Белоруссии (4,2 на 100000) смертность от злокачественных новообразований была ниже, чем в России.


1. Источник исходных данных: Государственный комитет Российской Федерации по статистике.
2. Расчеты проведены с использованием фактографической автоматизированной информационно-справочной системы ФАИСС-"Потенциал".

Оглавление Дальше

Антонюк В.В., Ермаков С.П., Семенова В.Г. 1998 (C)

http://www.drugiepodarki.com/podarki/neobychnye/